г.Казань, ул.Мусина д.29 Б, корп.2, офис № 302

+7 (843) 203-95-69

 многоканальный

грузоперевозки автомобильным
транспортом

Доставим Ваш груз в Срок и без Хлопот

Главная \ Новости \ Каучуковые войны: шинники «Татнефти» забуксовали из-за цен ТАИФа

Каучуковые войны: шинники «Татнефти» забуксовали из-за цен ТАИФа

« Назад

06.03.2019 15:46

Два столпа экономики Татарстана не могут договориться о поставках сырья, ставя под угрозу целую отрасль.

В феврале часть работников шинного комплекса «Татнефти» отправились в хоть и оплачиваемые, но незапланированные отпуска. Дело в том, что контракты с поставщиком сырья на 2019 год до сих пор не подписаны. Виной тому — ценовые разногласия «Татнефти» и ТАИФа, который выставил шинникам новые, непосильные, условия. Сами нефтехимики кивают на конъюнктуру рынка, а нефтяники подозревают их в дискриминации — на экспорт товар идет дешевле. Горячие разбирательства идут в Москве, в федеральном ФАС.

Вынужденные отпуска для шинников

Как стало известно «БИЗНЕС Online», на заводах шинного комплекса «Татнефти» (напомним, что в комплекс входит три предприятия: «Нижнекамскшина», завод грузовых шин и завод шин ЦМК) ходят слухи о серьезных проблемах, которые могут привести к простоям.

На местном телевидении НТР еще 13 февраля вышел обеспокоенный сюжет. «Проходная шинного завода сегодня днем была пуста — для одних смена еще не закончилась, для других так и не началась. Сегодня рабочие сразу двух производств остались дома не по своей прихоти. Один из работников завода сказал, что их отправили в административные отпуска до 28 февраля», — сообщили нижнекамские журналисты. Впрочем, в соцсетях эти сведения многократно опровергли. «Фейковая инфа, ничего подобного нет, работали, работаем и будем работать!» — патриотично написал пользователь Александр Серебряков. «Как работали, так и работают, каждый год одно и то же пишут», — отметил Андрей Стахеев.

По нашим данным, никаких приостановок производства пока не случилось, но нет дыма без огня. Как рассказал «БИЗНЕС Online» один из сотрудников «Нижнекамскшины», ряд его коллег по настоятельным советам руководства написали заявления на оплачиваемый отпуск. «Чтобы потом уже работали и меньше в отпуск ходили, — поясняет рабочий. — Будет простой, не будет — пока ничего неясно, все под вопросом. Заставить уйти в отпуск, конечно, не могут. Просто говорят: кто хочет, берите».

Почему шинники вдруг захотели притормозить обороты? По одной из версий, возникли проблемы со сбытом. «Все покрышками завалено. Это, видимо, вынужденная мера, надеюсь, скоро разгребут!» — пишет Лариса Корабельникова. Ей вторят другие пользователи, утверждая, что склады затоварены. Другие предполагают, что дело в повышении цен на сырье и НДС. «Каучук будут закупать через заграницу, а то через дорогу дорого», — написала пользователь Гюзелия Рудометова.

Не заключен договор с основным поставщиком сырья — «Нижнекамскнефтехимом», который ежегодно продает заводам «Татнефти» 50–70 тыс. т синтетического каучука

Не решен сырьевой вопрос

Как рассказал «БИЗНЕС Online» осведомленный источник, производство действительно оказалось на грани срыва. Не заключен договор с основным поставщиком сырья — «Нижнекамскнефтехимом» (НКНХ, входит в ГК «ТАИФ»), который ежегодно продает заводам «Татнефти» 50–70 тыс. т синтетического каучука.

Конфликт, как писал «БИЗНЕС Online», стартовал еще в 2018 году. 

Тогда сообщалось, что НКНХ поднял шинному комплексу «Татнефти» цены на 10–27% в зависимости от вида каучука. Шинников это сильно подкосило — дополнительные расходы за год, по нашим сведениям, превысили 500 млн рублей. В мае 2018 года ООО «Татнефть-Нефтехимснаб» (внучка «Татнефти») обратилось в татарстанский УФАС, заявив, что НКНХ, занимая доминирующее положение на рынке, пытается «реализовать продукцию по более высокой стоимости, получить необоснованно завышенную прибыль и создать себе конкурентные преимущества». Как говорилось в релизе антимонопольного ведомства, последние изменения цен в рамках договора были внесены в 2015 году и согласованы соответствующим протоколом со сроком действия до 31 декабря 2019 года. Тем не менее, когда в апреле компания «Татнефть-Нефтехимснаб» направила своему партнеру предложение о продлении существующих договорных отношений, «Нижнекамскнефтехим» в ответ предложил заключить новый договор.

В итоге татарстанский УФАС возбудил в отношении НКНХ антимонопольное дело по ч. 1 ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции» в части установления монопольно высокой цены на поставку синтетических каучуков и провел целое исследование рынка. 

В распоряжении «БИЗНЕС Online» оказалось решение ведомства по итогам рассмотрения дела от 31 августа 2018 года. В нем сказано, что НКНХ в новой версии договора настаивает на изменении самой формулы расчета цены. До этого действовал принцип равенства цен с экспортной альтернативой, то есть «Татнефть» получала сырье ровно на тех же условиях, что и иностранцы. ТАИФ же предложил привязать цены на синтетический каучук к биржевым котировкам на каучук натуральный, а также на нефтяное сырье.

Это само по себе вызвало вопросы в УФАС. «Какие-либо объективные (экономически обоснованные) предпосылки для повышения цен на синтетический каучук для ООО „Татнефть-Нефтехимснаб“ отсутствуют», — пишет в решении УФАС, отмечая, что таковых НКНХ в ведомство не представило. Антимонопольщики изучили, по каким ценам НКНХ продает каучуки другим покупателям — российским и зарубежным. Выяснилось (во избежание раскрытия коммерческой тайны мы не публикуем названия фирм), что если для «Татнефти» на каучуки БК, ХБК и СКД-Н цены выросли на 35–65%, то для других российских потребителей — всего на 11–25%. То есть нижнекамскому партнеру досталось самое дорогое сырье. 

И даже по сравнению с зарубежными потребителями «Татнефть» оказалась ущемлена — правда, разница в цене составила всего 1–4%, но надо учитывать, что в цену заложены и транспортные расходы. Одно дело — гнать составы за рубеж, а другое — продавать соседу через дорогу.

ФАС изучила и вопрос с ценами на углеводородное сырье для каучуков, посчитав, что привязывать к ним стоимость конечного продукта неправильно — прямой связи нет. К примеру, бывает и так, что нефть дешевеет, а каучуки в то же время дорожают. И наоборот.

Так что, сделало вывод ведомство, действия НКНХ ведут к установлению монопольно высокой цены и продиктованы стремлением получить необоснованно завышенную прибыль, могут привести к ущемлению хозяйственных интересов компании «Татнефть-Нефтехимснаб» и других игроков рынка. ФАС квалифицировала это как нарушение п. 1 ч. 1 ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции» и выдала таифовскому предприятию предупреждение: до 1 октября 2018 года нарушение прекратить, «обеспечить заключение договоров на поставку синтетического каучука с экономически, технологически и иным образом обоснованным установлением цен», а затем, выполнив это, отчитаться в федеральную антимонопольную службу в течение трех дней. Как видим, сделано этого не было.

В татарстанском УФАС в ответ на запрос «БИЗНЕС Online» сообщили, что материалы переданы в центральный аппарат ФАС России. В федеральном ведомстве нам объяснили, что разбирательство на уровне Москвы потребовалось, поскольку вопрос касается федеральных рынков. 

«Подобное дело на рынке каучуков единственное, на данный момент оно находится на стадии рассмотрения», — сообщила «БИЗНЕС Online» замначальника управления общественных связей ФАС России Дарья Силкова. Последнее заседание по делу прошло 27 февраля, его результаты неизвестны.

Даже на мировом рынке НКНХ занимает долю в 47,2% по изопреновому каучуку, в 17,9% — по бутиловому. В России же серьезной альтернативы ТАИФу по этому виду сырья нет

Некуда деваться - придется подписать

Пока же татарстанские шинники оказались в тупике. Договор, который им предлагает подписать ТАИФ, они рассматривают как кабальный и дискриминационный. Нефтехимики рассчитывают не просто закрепить цены на высоком уровне, но и выдвигают ряд дополнительных требований, понимая, что их партнеру, по сути, некуда деваться.

«Татнефть» ищет альтернативных поставщиков, но в том-то и беда, что нужный объем может дать только нижнекамский сосед. 

Даже на мировом рынке НКНХ занимает долю в 47,2% по изопреновому каучуку, в 17,9% — по бутиловому. В России же серьезной альтернативы ТАИФу по этому виду сырья нет. «Нижнекамскнефтехим» же от российских потребителей, наоборот, зависит несильно. По данным отчета предприятия за 2017 год, 44% всех продаж составили синтетические каучуки, из всего объема которого 85% пошло за рубеж. Около 45% всех проданных синтетических каучуков ушло в Европу, 15,4% — в Азию, лишь 14,5% — на российский рынок.

Наши источники прогнозируют, что на этот раз договоры «Татнефти» и НКНХ будут подписаны на условиях поставщика — во избежание социального недовольства на заводах. Но нефтяники намерены серьезно бороться за справедливую, по их мнению, цену в ФАС. В долгосрочной же перспективе, говорят наши собеседники в стане нефтяников, ТАИФ при такой политике может запросто лишиться сбыта внутри страны. «Татнефти» ничего не останется, кроме как инвестировать в собственное или совместное с партнерами производство критически важного для себя продукта, чтобы следовать золотому правилу — никогда не зависеть от одного поставщика. 

«И, будьте уверены, западные корпорации, увидев, что здесь у ТАИФа меньше покупателей, продавят его по ценам еще ниже», — говорит один из экспертов на рынке.

НКНХ: В прошедшем году мы оказались словно между молотом и наковальней 

У НКНХ своя правда. В пресс-службе ТАИФа на запрос «БИЗНЕС Online» не ответили, но буквально на днях «Интерфакс» опубликовал интервью с генеральным директором «Нижнекамскнефтехима» Азатом Бикмурзиным, в котором он сетует на невыгодную экономику производства определенных марок синтетических каучуков из-за резкого роста цен на сырье.

При этом он же привел цифры, демонстрирующие не столь уж бедственное положение. Выручка компании в 2018 году, по предварительным данным, составила порядка 189 млрд рублей, что на 27 млрд рублей больше, чем в 2017-м. В натуральном выражении НКНХ реализовал 716 тыс. т синтетических каучуков, что на 2% больше, чем в 2017-м. Но есть нюансы.

«Результаты могли быть и лучше, если бы не сложившиеся трудности в сегменте синтетических каучуков. В 2018 году по синтетическому каучуку изопреновому (СКИ) наше предприятие, к сожалению, понесло значительные убытки. Это произошло вследствие безудержного роста стоимости углеводородного сырья при одновременном снижении цен натурального каучука, который движет ценами СКИ. За первые 10 месяцев минувшего года стоимость углеводородного сырья со стороны поставщиков увеличилась для нас по одной из позиций на 49 процентов, по другой — в два раза. При этом цена натурального каучука на мировых биржах в 2018 году упала на 17 процентов. Наша экономика производства изопренового каучука сильно ухудшилась в 2018-м, но, несмотря на это, мы исполнили все обязательства по заключенным контрактам и договорам», — сообщил Бикмурзин.

«Цены на каучуки спрогнозировать достаточно сложно. На них будут оказывать влияние цены нефти и углеводородных фракций, выступающих сырьем для синтетических каучуков, цены натурального каучука, общий экономический фон в мире, состояние автомобильной и шинной отрасли, новые стандарты. Будут оказывать влияние политические и геополитические события. К примеру, сейчас мы являемся свидетелями происходящей в мире торговой войны между США и Китаем. Она уже привела к тому, что основные мировые экономики начали замедляться, а вместе с этим стал снижаться спрос и цены на каучуки. И неизвестно, как долго продлится это противостояние, но оно оказывает серьезнейшее влияние на нашу отрасль», — рассуждает в интервью Бикмурзин.

«Компания планировала поставить вопрос об увеличении цен со своими потребителями, — отметил „Интерфакс“. — Проведена ли эта работа? На что „Нижнекамскнефтехим“ хочет ориентироваться при установлении цен на продукцию?» На этот вопрос Бикмурзин ответил так: 

«К сожалению, образно говоря, в прошедшем году мы оказались словно между молотом и наковальней: с одной стороны, стремительный рост стоимости сырья на рынке, с другой — падение цен на натуральный каучук, определяющий цену синтетического каучука. 

В этой ситуации мы были вынуждены проводить долгую и кропотливую работу с потребителями наших каучуков. Где-то нам это удалось, а где-то нет. И последнее — это не наша неудача. У нашей компании есть разные договоры на поставку синтетических каучуков. Там, где договоры носят многолетний характер и еще не истекли по срокам, изменять условия мы не в силе. Договор мы обязаны исполнять. Там, где договоры истекали в 2018 году, мы добились некоторых изменений условий».

«Я бы хотел обратить внимание на то, что формулировка вашего вопроса не совсем корректна, — при этом подчеркнул Бикмурзин. — „Нижнекамскнефтехим“ не занимается установлением цен на свою продукцию. Мы компания международного уровня с большим опытом работы на рынке, и мы придерживаемся общепринятых на рынке принципов ценообразования. Другими словами, работаем по ценовым формулам. Это очень эффективно, особенно с клиентами, которым требуется регулярная поставка каучуков в течение года или более длительного периода. Не приходится тратить их и свое время на регулярные переговоры и обсуждения. Цена формируется по прозрачному и понятному для обеих сторон механизму на основании рыночных индикаторов. Все справедливо. Конечно, экономически это бывает не всегда выгодно. Пример по каучуку СКИ я уже привел. В этом случае нам было бы выгодно предложить формулу, основывающуюся на углеводородном сырье. Но, к сожалению, рынок так не работает. Да и такая формула привела бы к резкому росту цены на СКИ, что „выбило бы“ нас из рынка».

Рафинат Яруллин: «Это нормальный процесс, я думаю, они в конечном итоге договорятся. Есть два хозяйствующих субъекта, которые сейчас ведут переговоры»

Рафинат Яруллин: "Там действительно есть вопрос по ценам"

В минпромторге РТ нам сообщили, что в курсе ситуации, но за более подробными комментариями попросили обратиться в пресс-службу «Татнефти», где от комментариев отказались. «Министерство промышленности и торговли осуществляет мониторинг текущей ситуации по сырьевому обеспечению шинного производства. В настоящее время предприятие находятся в стадии переговоров, которые носят коммерческий характер», — говорится в ответе на наш запрос.

О ситуации знает и гендиректор ОАО «Татнефтехиминвест-холдинг» Рафинат Яруллин, который обычно и выступает каналом связи между президентом РТ и нефтехимиками в случае противоречий. 

«Я не знаю, сколько они (ТАИФ — прим. ред.) просят, но там действительно есть вопрос по ценам. Это нормальный процесс, я думаю, они в конечном итоге договорятся. Есть два хозяйствующих субъекта, которые сейчас ведут переговоры. Пока компромисс находят, но есть вопросы, — рассказал он. — Есть ли перспективы разбирательства в ФАС? 

Я думаю, они договорятся между собой».

«Бывают споры и из-за стоимости сырья, и стоимости готовой продукции, это может происходить практически в любой отрасли, и химическая индустрия не исключение. В данном случае странно, что поставщик и покупатель почему-либо не смогли детально проанализировать причины повышения цен и не попытались найти резервы, чтобы снизить их или повысить их на приемлемую для каждой стороны величину, — рассуждает Дмитрий Баранов, ведущий эксперт УК „Финам Менеджмент“. — Ведь не вызывает сомнения, что продолжение сотрудничества друг с другом выгодно каждому из них, а поиск новых партнеров может отрицательно сказаться на их положении на рынке, уменьшить их операционные результаты».

По мнению Баранова, не исключен переход дела ФАС и в судебную плоскость. «Повторю, для сторон это не самый лучший вариант, который может повредить их производственной деятельности и негативно скажется на их имидже, поэтому им лучше всего найти компромисс в отношениях между собой, конечно же, не в ущерб друг другу. Надежда договориться сохраняется, да стоимость сырья может вырасти, но и производитель шин может увеличить отпускные цены. Не стоит забывать, что стороны могут изыскать резервы, чтобы увеличение цен не было значительным, так что разрешить конфликт к обоюдной пользе реально», — считает он.

 

Шины - во все стороны света

При этом шинники строят большие планы по продажам — продукция имеет спрос. Как сказано в материалах компании (их цитирует «Интерфакс»), торговый дом «Кама» планирует в 2019 году реализовать 14,9 млн шин, что почти на 10% превысит показатель прошлого года. В 2018-м продажи торгового дома выросли на 4,9% до 13,6 млн шин, доля экспортных поставок в общей реализации — на 6 процентных пунктов до 31%. В текущем году при хорошем раскладе планируется сохранить долю реализации на экспорт выше 30% при общем росте продаж.

«Мы расширяем географию присутствия компании в мире. Сейчас мы продаем в 13 стран ближнего зарубежья и 33 страны дальнего зарубежья. 

Общий объем реализации (на экспорт) за последний год был более 4 миллионов штук, существенная цифра по дальнему зарубежью — мы продали больше 1 миллиона шин», — сообщил «Интерфаксу» и. о. исполнительного директора ТД «Кама» Илья Горбачев.

В 2018 году торговый дом продал 3,1 млн шин в странах ближнего зарубежья (73% от общего количества экспортированной продукции) и 1,1 млн шин — дальнего (27%). «Нам интересны многие рынки в мире. Мы вышли на страны Латинской Америки, в том числе Бразилию, мы рассматриваем страны Северной Америки, нам необходимо поработать с сертификацией. Все это возможно. Расширяем географию в Европе, ведем переговоры с Индией», — сказал Горбачев.

Сейчас ведутся переговоры о реализации шин «Татнефти» с локальными дистрибьюторами во Франции, Испании и Скандинавии, планируется сертифицировать полный ассортиментный ряд в Бразилии, идут переговоры с дистрибьюторами в Индии, после которых будет принято решение о сертификации в этой стране, ожидается завершение сертификации в США и Канаде. По словам Горбачева, в 2019 году предполагается развивать сотрудничество с автопроизводителями, увеличивая поставки шин для комплектации собираемых в России автомобилей. Компания сотрудничает более чем с 30 автозаводами.

Елена Иванова, Регина Макасина, Ксения Соколова

www.business-gazeta.ru